Рус Бел Eng

Меджинян Надежда Петровна, врач-психотерапевт учреждения здравоохранения  «Городской клинический психиатрический диспансер»

Влечения и инстинкты, трансформируясь в желания является частью мотивационной системы, той системы, которая по своей сути создает фундамент поведения каждого. О привычках мы говорим, когда имеем в виду сложившийся способ действий, ставший, в виду определенных обстоятельств, потребностью.

Таким образом, становится понятно, что поведение, зависит от неосознаваемых, полностью или частично, влечений и желаний. В процессе взросления они все больше поддаются осознанию и волевому контролю. Вот почему у маленьких детей можно чаще видеть расстройства привычек и влечений проходящего характера. Обращают они на себя внимание окружения своей чудаковатостью и навязчивостью, или склонностью к многократному повторению. Например, грызение ногтей (онихофагия) служит методом самоуспокоения, или способом преодолеть ощущение внутреннего напряжения.

Задача родителя помочь увидеть, что есть что-то, что злит или пугает ребенка, и, соответственно ситуации, оказать уважительную поддержку в совладании. Важно дать именно необходимую помощь - не больше и не меньше. Таким образом, рождается способность управлять нарушающими покой, другими словами вызывающими дискомфорт, обстоятельствами. Уже сам факт, что кто-то хочет услышать ребенка, и тем более помочь, действует жизнеутверждающе. Повышается осознанность и вера в себя, свои силы, формируется интегрированная личность. Заручившись поддержкой, человек научается успешно преодолевать трудности, а значит и справляться со своими эмоциями и влечениями самостоятельно. Если следовать по пути банального запрета, когда еще нет навыка преодоления, есть все шансы закрепить данный способ неадаптивного реагирования, что в последующей жизни может стать немым свидетельством нерешенного внутреннего конфликта.

На самом деле, подобных ритуалов самоуспокоения множество. Помимо грызения ногтей встречаются привычки обкусывать или расцарапывать ногтевое ложе, или расцарапывать кожу в любом другом месте с последующим поглощением образовавшегося струпа, что как раз может появляться вслед за запретом грызения ногтей. Встречаются так же такие привычки и ритуалы, как выдергивание волос (трихотиломания), ритмичное раскачивание всем телом, обнюхивание кожи, трение ног или рук друг о друга, грызение карандашей, обкусывание губ или слизистой щек, скрежетание зубами, выдавливание прыщей.  Это может быть лишь временным явлением, преодолев которое, человек выходит на новый, более высокий уровень, когда есть ресурс успокоить себя и осознавать обстоятельства, нарушающих покой, с ощущением почвы под ногами, спонтанности и свободы, когда не заблокировано удовлетворение от любви к себе или к другим людям.

В неблагоприятных случаях такие регрессивные способы могут встраиваться в структуру личности, или, того хуже, в структуру заболевания. Описаны случаи исчезновения навязчивых ритуалов с появлением своих детей. Но вопрос не понесет ли ребенок нерешенный конфликт родителя остается открытым. Некоторые ритуалы исчезают безвозвратно, другие могут обнаруживать себя в моменты интенсивной психической перегрузки. Наличие только перечисленных привычек вовсе не свидетельство психического разлада, - это скорее призыв обратить внимание, конечно если они не носят чрезмерный тягостный характер.     Дети учатся видеть себя глазами значимого взрослого, и главная задача в родительстве рассказать ребенку кто он есть и в последующем позволить отделится, т.е. решать самостоятельно. Сила самоуважения и самопринятия, напрямую зависит от уважения и принятия значимыми взрослыми.

Следующий пик обнаружения нарушения привычек и влечений, приходится на подростковый возраст. Повседневность может заполнятся темами насилия и смерти, что находит отражение в завораживающей увлеченности фильмами, музыкой, играми с соответствующим содержанием. В это время манифестируют дезадаптивные формы поведения, связанные с риском для жизни - опасные «селфи», экстремальные виды занятий, например, такие как прыжки с резинкой с мостов, «зацепинг» (проезд с внешней стороны транспорта); а также чрезмерная увлеченность видеоиграми и интернетом, фанатизм.

Чрезмерность, с которой брошен вызов реальности с готовностью подвергать жизнь опасности, становится средством борьбы с внутренним отчаянием. Поиск острых ощущении, служит своего рода доказательством собственного существования, попыткой обуздать страх, когда нет четкого целостного видения и принятия себя, когда ресурс совладания с повседневными трудностями недостаточный, из-за чего нарастает внутреннее напряжение. Способами разрядки может быть и поиск физической боли через нанесение себе порезов, тушение сигарет или спичек о кожу на различных частях тела, это могут быть просто болезненные надавливания. Не редкость, когда перечисленные формы поведения сочетаются с нарушениями пищевого (анорексия, булимия) и/или полового влечения, тревожными и депрессивными расстройствами. Каждое из перечисленных состояний требует отдельного внимания и соответствующего тяжести, лечения, а при сочетанных вариантах - тем более. Близкие чувствуют отчаяние, тревогу, раздражение ввиду негативистичного отношения к попыткам окружения помочь. Кроме того, что попытки поддержки обесцениваются, так еще транслируется ответственность за происходящее – «вы виноваты и исправить шансов мало».

Из нарушений привычек и влечений, пожалуй, только патологическая склонность к азартным играм выносится как отдельный диагноз. За последнее время гемблинг (игровая зависимость) занял прочную позицию в общей структуре заболеваемости, и обращает на себя особое внимание в связи с сопутствующими в долгосрочной перспективе, финансовыми проблемами, значительным нарушением социальной и профессиональной адаптации. Супругу или родителям трудно принять, что их близкий человек болен и нуждается в специализированной помощи. Все списывается на слабость характера. Весь масштаб проблемы становится понятен, когда в очередной раз проигрываются большие суммы, берутся кредиты, появляются проблемы с законом. А между тем, вне игры повышается раздражительность, напряженность, тревога, отгороженность, сочетающаяся с лживостью. По своей сути гемблинг - это поведенческая зависимость. Основная трудность в терапии, сопряженная с низким сотрудничеством, истекает из самой природы заболевания - из поломки мотивации, а мотивация, как известно, основополагающий момент в любом лечении.

Еще более серьезными могут быть такие расстройства, как клептомания (патологическое воровство), пиромания (склонность к поджогам), дромомания (бродяжничество), - когда возникает сильное внутреннее побуждения к действию, без учета последствий (выгоды) для себя и окружающих. Такие действия совершаются без видимого мотива. Например, украденные вещи не составляют никакой ценности и попросту могут выбрасываются. Не имеет значение, что поджигается, приоритетен сам процесс горения, или тушения. Во время совершения, или сразу после, возникает чувство удовольствия или облегчения, что чаще сменяется тягостными чувством вины, никчемности и апатией. Как правило эти нарушения, являются симптомами других, более тяжелых, психических расстройств и изолированно практически не встречаются. Поэтому, требуется более тщательное обследование для установления природы основного недуга.

Общим для всех видов дезадаптивных самоуспокающих приемов является обретение спокойствия через разрядку, которая, в отличии от удовлетворения, лишена наслаждения, и которая обречена повторяться, так как длится недолго. Это, по большому счету, попытка решения внутреннего конфликта за счет внешних действий, когда то что должно происходить внутри - происходит снаружи.

Контактный телефон, (8017) 351-61-74