Рус Бел Eng

Невозможно забыть людей, которые, не жалея своих сил, здоровья и жизни, прошли очень сложный путь, освободив нашу Родину.

Сейчас мы живём в мирное и счастливое время и наш долг - сохранить память о подвиге тех, кто своим единством, самоотверженностью и безграничной любовью к Родине обеспечил нам мир и независимость, подарил светлое будущее. Сколько бы лет ни прошло, память о Великой Отечественной войне, Великой Победе и Великих Людях будет жить в сердце каждого человека.

Подвиги своих дедов и прадедов знают и работники Ленинского РОЧС.Старший инспектор сектора пропаганды и взаимодействия с общественностью Павел Куницкий, глядя на пожелтевшее от времени фото своего дедушки, вспоминает:

- Мой дед - Куницкий Станислав Викентьевич -  родился в 1925 году. На момент начала войны ему было 15 лет. В армию не взяли, сказали, что еще нужно подрасти. А потом пришли немцы, которые установили свои порядки. Им нужны были рабочие руки, а чьи они будут: детей или стариков, девушек или парней - неважно. Дедушку, как и многих других подростков, увезли для работ в Германию. Два раза он убегал. Первый раз немцы быстро заметили побег и отправили на поиск отряд с собаками. Дедушку нашли и вернули в плен. Именно после этого случая всю свою жизнь он не любил и боялся собак – такой вот отпечаток оставила война. Второй побег оказался более удачным, и, вернувшись на Родину, дедушка примкнул к своим и записался в рядовые Красной Армии. В Польше во время вражеской атаки осколком миномётного снаряда ему раздробило коленную чашечку, после чего долгое время провёл в госпиталях, но полностью восстановиться так и не смог. Он часто повторял, что война не самое страшное, самое страшное – чувство голода, и нет ничего хуже момента, когда враг приходит и забирает последний кусок хлеба.

Дедушка не любил рассказывать о войне, но многочисленные медали ни на день не давали забыть те события, которые ему пришлось пережить. За свои боевые заслуги он был награждён орденом Отечественной войны  I степени, орденом Трудового Красного Знамени, медалью «За доблесть и отвагу в Великой Отечественной войне», медалью Жукова и другими значимыми государственными наградами.

Также о героическом прошлом своей семьи нам рассказала инспектор сектора пропаганды и взаимодействия с общественностью Диана Калинка:

- В семье моего дедушки - Косаревского Дмитрия Владимировича - воспитывалось 8 детей: 5 дочерей и 3 сына. Когда началась война, ему было 2,5 года и непосредственного участия в военных действиях он не принимал, но и ему было что вспомнить:

- Помню, когда Петя, мой старший брат, забежал домой на пару часов. Он в начале войны пошёл в партизаны, и нам крайне редко удавалось увидеться, но, когда такая возможность выпадала, он всегда приезжал. Мне было интересно, как там, на войне. Брат рассказывал истории, показывал свою винтовку, а однажды даже разрешил пострелять. Мы вышли в огород,я взял винтовку и выстрелил в воздух. На всю жизнь запомнил отдачу после выстрела – плечо еще долго болело. Но в этот момент я всё равно был счастлив, ведь рядом был мой брат. Как оказалось, эта встреча была для нас последней, ведь с войны он так и не вернулся, считается пропавшим без вести.

Наш средний брат, Константин, воевал с марта 1944 года по май 1945 года и был автоматчиком 117 Гвардейского стрелкового полка 39-й гвардейской мотострелковой дивизии.

На подступах к Берлину для перехода Одера наши солдаты спустили плотину, чтобы сузить реку. Оставалось ждать. Вода уходила, и солдаты спускались в русло реки, где было безопаснее. Таким образом ил, грязь и вода на целых две недели стали их убежищем.

При штурме города Костя уничтожил десяток солдат противника, но сам был ранен в правую руку. За точное выполнение боевых задач, мужество и храбрость награждён медалью «За отвагу». После взятия Берлина почувствовал себя плохо, от такого длительного переохлаждения заболел воспалением лёгких и долго лежал в госпитале в Германии.

Помимо медали «За отвагу» награжден медалью «За победу над Германией» и орденом Отечественной войны  I степени. А ещё всю свою жизнь он носил в кармане трофейные немецкие часы, которые исправно мерили минуты, но уже спокойной жизни – жизни без войны.